logo

ЖД вокзал Брянска

Расписание поездов

Яндекс.Погода

Земля трубчевская

 

 


Главная
Часть вторая. Дмитрий Старший и Дмитрий-Корибут
Добавил(а) Геннадий Соболев   

«Смешались в кучу кони, люди, и залпы тысячи орудий...»

В 1327 году у Ольгерда Гедиминовича и Марии Ярославны Витебской рождается второй сын - Дмитрий. За два года до этого, в 1325 году появляется первенец Вигунд, будущий Андрей Полоцкий и Псковский (также успевший побыть немножко и Трубчевским).
Эти два парня проживут долгую жизнь (72 и 74 года соответственно), пронесут через годы настоящую братскую мужскую дружбу, будут много раз вместе в смертельных испытаниях и погибнут в одном бою.

Перечислим лишь несколько вех, где Андрей и Дмитрий фигурируют вместе:


  • 1372 г., освобождение Трубчевска и Стародуба. Вместе с московским войском приходит брат Андрей, у Трубчевска их мирно встречает Дмитрий.
  • 1380 г. участие (и яркая роль!) обоих в Куликовской битве.
  • 1386 г. Дмитрий «сохраняет» для Ягайло литовский престол, в это время Трубчевск «бережёт» для брата Андрей, «запутывая» некоторых историков титулом «князь Трубчевский»
  • 1399 г. Братья вместе с двоюродным братом Дмитрием Михайловичем Боброк-Волынским (совсем, как в Куликовской битве!) решили тряхнуть стариной. Деды 74-х лет (Андрей) и 72-х лет (Дмитрий) дерутся в страшной битве при Ворскле и погибают плечом к плечу.

В 17 лет он примет крещение с именем Андрей.
Будучи князем Полоцким, он примет участие в женитьбе брата Дмитрия на княжне Анне, дочери князя Ивана Друцкого. Друцк – небольшой город полоцкой земли, расположенный недалеко от Полоцка, ныне утерявший статус города. Один из трёх сыновей Дмитрия будет носить имя любимого брата – Андрей. В отличие от старшего, второй сын Ольгерда Дмитрий был красив, статен и благороден не только внешне, но и душой. С малых лет отец обучал его воинскому искусству, постоянно брал с собой в походы, передавал свой богатый опыт политика, дипломата.
Дмитрий оказался благодарным учеником, унаследовав от отца не только перечисленные умения, но и лучшие черты его характера, прибавив к ним самое существенное материнское дополнение – крепкую православную веру.
Кстати сказать, обе супруги Ольгерда – и первая Мария, умершая в 1346 г., и ставшая через три года, в 1349 г., второй женой Ульяна, дочь тверского князя Александра, были очень набожными, причём вторая – Ульяна (или Юлиана) будет помогать своему пасынку (сыну Ольгерда и Марии) Владимиру Ольгердовичу управлять Киевом, подружится с митрополитом киевским Алексием, перед смертью примет монашество с именем Марина и будет похоронена в Киево-Печерской Лавре. На её могилу и спустя шесть веков приходят паломники.
Обе супруги окажут влияние на мировоззрение своего супруга Ольгерда, который перед смертью в 1377 г. станет православным христианином, причём крестить его будет всё тот же митрополит Киевский и Всея Руси Алексий († 12.02.1378). Имя же при крещении Ольгерд сменит на такое же (совпадение или осознанный выбор?), как и имя любимого сына, обладавшего к тому времени непререкаемым авторитетом среди многочисленной родни. Язычник Ольгерд станет православным Дмитрием (стр.6-7 Киево-Печерского помянника – синодика)
Однако вернёмся к самому Дмитрию. Брак его на Анне Друцкой будет крепким и единственным на протяжении всей жизни. Какое-то время Дмитрий носит имя князя Друцкого, сменив его (и документы сохранили нам точную дату этого события) на титул Великого князя Брянского, Стародубского и Трубчевского (города перечислялись и перечисляются по алфавиту!). Это случится в апреле-мае 1372 г.
В журнале «Древняя Русь» за июнь 2002 г. В.А.Кучкин доказывает этот факт в статье «Московско-литовское соглашение о перемирии 1372 г.» Отмечается, что Л.В.Черепнин «…обратил внимание на то, что в Москве, в архиве Посольского приказа, в XVII столетии еще сохранялся целый комплекс договорных грамот московских великих князей Ивана Ивановича и его сына Дмитрия Донского с правителями Литвы…» В одной из 13-ти грамот совершенно чётко прослеживается, в частности, что ещё в апреле 1372 г. второй сын Ольгерда Дмитрий носил титул «князь Друцкий», становясь после подписания перемирия «князем Брянским и Трубчевским». Остаётся неясным время прибавления к титулу слово «Стародубский».
Однако с точностью до месяца можно утверждать, что в конце весны - начале лета 1372 г. (не раньше, как указывают некоторые историки) Дмитрий Ольгердович пришёл в Трубчевск.
Опираясь на вышеупомянутые документы, В.А.Кучкин аргументировано доказывает невозможность под именем «Дмитрий» в 1372 г. скрываться Дмитрию-Корибуту. Тот, родившись между 1358-60 годами, попросту был мал. Добавим от себя ещё один простейший аргумент. Корибут принял православное крещение с именем Дмитрий в 1386 г., через 14 лет после описываемых событий и 6 лет после Куликовской битвы. А Е.Э.Трубецкая описывает «храброго Дмитрия-Корибута»(?!) на поле Куликовом.
(Чего их всех – и папу Ольгерда, и брата Корибута потянуло при крещении на имя Дмитрий, других имён, что ли, не было? Бедные современные историки!)
Что мы знаем о жизни Дмитрия Ольгердовича Старшего? Те немногочисленные сведения из разных документов, конечно, проливают свет на его жизнь и судьбу, но полного детального жизнеописания, естественно, ждать не приходится ни у одного исследователя.
Да, один из самых близких Ольгерду сыновей. (Но и Ягайло тоже.) Да, участвовал с отцом в многочисленных походах. Да, получил от Ольгерда Брянск и Трубчевск. Почему не Киев, если такой любимчик отца?
Здесь надо понимать, что Киев в середине и второй половине XIV в. был совсем не таким, каким мы привыкли считать его во времена Киевской Руси. Это был город, почти уничтоженный татарским нашествием. Жизнь еле теплилась в районе Подола и Киево-Печерской Лавры. Только в 1399 году, перед битвой при Ворскле (которую некоторые историки считают крупнейшей в XIV в.), Киев ожил от разноязычия собирающихся из многих земель воинов.
Туда Ольгерд посадит сына Владимира, а для «ума» даст ему в помощники и советчики свою супругу и мачеху Владимира Ульяну Александровну. Чернигов отдаст сыну Константину.
А Брянск был намного важней для Ольгерда, во-первых, из-за близости к Москве, как литовский форпост, во-вторых, вместе с Трубчевском, как форпост в другом, восточном направлении, где на землях Верховских княжеств влияние литовцев было неустойчивым. Здесь, на передовом крае Ольгердовских споров с Москвой, нужен был безупречно надёжный человек.
Это произойдёт в 1372 г. на рубеже «весна-лето». К тому времени в Брянске фактически было без- или почти безвластие. До 1356 г., по словам пана К.Стадницкого (“Synowie Gedymina”, Львов, 1881), в Брянске «пановал кротко никакой князь Василий, по смерти которого выбучло восстание». Ю.Вольф («Rod Gedimina»), поправляет его во времени и способе получении Ольгердом Брянска. Город вряд ли пришлось брать силой.
Тоже и в Трубчевске (тогда Трубеч). После Святослава Всеволодовича (черниговская княжеская ветвь) его сын Андрей, внук Михаил А., правнук Михаил М. и праправнук Иван М. «правят все тише и тише», информации о них минимум, ветвь почти растворяется в истории.
Приход крепкого 45-летнего князя с дружиной, боярами, служилыми людьми встряхнул и оживил жизнь этих городов.
Но в отношениях Ольгерд – Дмитрий, видимо, не обошлось без «чёрной кошки». Почему Ольгерд не завещал свой трон старшему Андрею, мы уже намекали из-за его прозвища «Горбатый». Но почему не Дмитрий, второй сын, а Ягайло, двенадцатый ребёнок Ольгерда? Можно только предположить. Около 1377 г. влияние на Ольгерда второй жены Ульяны огромно. Она фактически правит Киевом, она влияет на принятие Ольгердом православного крещения. Она, в конце концов, имеет любимчика среди детей. Это её третий сын – Ягайло.
А может, дальновидный Ольгерд предвидел желания Ягайло повернуть свои взоры на Запад, к Римскому Папе, тем более что короны Польского, Венгерского и соседних королей уже не сидели на головах так прочно?
После смерти Ольгерда в 1377 г. старшие братья Дмитрий и Андрей, не согласные с наследованием Ягайло, переходят на сторону Дмитрия Донского. В 1378 г. Андрей принимает участие в успешной битве с татарами на р.Воже. В 1379 г. Андрей Ольгердович, двоюродный брат Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский и Владимир Андреевич «Храбрый» (князь Боровский и Серпуховской, двоюродный Дмитрия Донского) возглавляют московское войско в походе за возвращение исконно русских Трубчевска и Стародуба. Их у стен Трубчевска встречает Дмитрий Ольгердович. Естественно, ни о каком противостоянии не может идти речь. Родственники «берут Дмитрия в свою кампанию», он ласково принят в Москве Дмитрием Донским и получает в награду Переяславль-Залесский (Владимирская область).
Это так. Но возникает крамольный вопрос – а как же Брянск? Почему он не упомянут среди городов, нуждающихся в освобождении от литовцев? Если в нём с 1372 г. «сидел» Дмитрий Ольгердович, как в том же Трубчевске или Стародубе, его также надо было «освобождать». Может быть, между 1372 г. и 1379 г. Брянск перестаёт быть городом его княжения? Ведь никто не отменял влияния прежних брянских князей, которые должны были хотеть вернуть себе город.
Но через год после этих событий, в 1380 г. на поле Куликовом Дмитрий Ольгердович называется князем Брянским. Или с возвращением Трубчевска и Стародуба и дарением Переяславля-Залесского к нему возвращается Брянск, или в описаниях Куликовского сражения он называется Брянским формально, ибо все описания Куликова поля сделаны гораздо позже. А спустя десятилетия и больше такие детали с точностью до года доказать непросто.
Добавляет трудностей в этом вопросе и тот факт, что, уехав в 1386 г. в Литву (об этом ниже) и вернувшись в 1390 г. к своим упомянутым владениям, с 1390 г.по 1399 г. он снова владеет Брянском и с этим титулом погибает на Ворскле.
В 1386 г. Ягайло становится польским королём. Е.Э.Трубецкая подробно описывает то время, когда Ягайло, зная благородство Дмитрия, просит сохранить для него литовский трон, боясь, что двоюродный брат Витовт завладеет оным. Дмитрий не только выполняет просьбу, он не даёт Витовту (пока Дмитрий был в Вильно) осуществить этот замысел. С этими событиями связан, безусловно, и факт «подтверждения верности» Ягайле со стороны Дмитрия в декабре 1388 г. В свете этих событий данная грамота не более чем дипломатическая формальность.
Ведь владения Дмитрия – Трубчевск, Переяславль-Залесский и др. находятся на территории Дмитрия Донского, который относился к Дмитрию Ольгердовичу после куликовских событий известно как хорошо. Но в 1389 г. Дмитрий Донской умирает. Литва и Московия – на очередном распутье дележа границ. Дмитрий Ольгердович посвящает следующий год своей жизни – 1390 – дипломатической деятельности – урегулированию пограничных вопросов. В эти годы он прибавляет себе ещё один титул – сюзерен Черниговской земли и князь Черниговский. До этого в Чернигове княжил родной брат Константин, умерший до 30.10.1390 г.
Помимо этого, надо заниматься и собственными владениями. С Трубчевском всё хорошо – здесь «сидит» родной сын Михаил, а вот Брянск – более стратегически важный город с обиженными брянскими князьями - под вопросом. И Дмитрий возвращает его себе на всё оставшееся в его жизни время, уделяя вопросам Брянского подчинения большое внимание. Он лично правит Брянском до 1399 г., в Трубчевске мирно сидит Михаил Дмитриевич.
Что же мы забыли Корибута?
В 1372 г., когда Ольгерд отдает Брянск и Трубчевск Дмитрию Ольгердовичу, Корибуту где-то 12-14 лет.
Ещё какую-нибудь «деревеньку на Дальнем Востоке» - пожалуйста, но отдать зелёному юнцу пограничный Брянск в постоянном противоборстве с Москвой – невозможно, это противоречило бы всей логике поведения Ольгерда.
>

 

XHTML and CSS.

Шаблоны joomla

Официальные страницы портала

По всем вопросам обращаться по адресу: info@olimp32.ru